коммунистический, сторону самых талантливых художественную молодежь, так тем временем "мелкая буржуазии загрiбае к себе вузовских молодежь i образует кадры своей интеллигенции, которая и воспитывает массу. " Критикуя тогдашнюю культурную политику «масовiзму», то есть массового привлечения к искусству не очень талантливой, не слишком образованный, но очень «идейной» молодежи, Волновой замечал, что горстка талантов, которую этой массе противопоставляют «дрiбнобуржуазнi» художники, "в тысячу раз сильнее повлияет на массу, анiж «Гарт» i «Плуг» вкупi ". В чисто художественных вопросах Волновой призвал ориентироваться не в российскую культуру, а на европейскую, свободно определять собственные пути развития, не оглядываясь на Москву. "Мы под влиянием собственной экономики прикладываем к нашей литературы не« словьянофiльську теорию самобытности ", а Коммунистическая теорию самостоятельности, — писал он. — Россия же самостоятельная государство? Самостоятельная! Ну и мы самостоятельная.
Читать книги онлайн

Российская литература тяготеет над нами в вiках, как хозяин положения, который приучал нашу психику к рабскому подражания. Итак, выкармливать на ней наше молодое искусство — это значит задержать его развитие [3]«.
Суперечливiсть и непослiдовнiсть» украинизации ", зауважувану многими i тогда, и позже, выдающийся языковед проф. Ю. Шевелев очертил так: "украинизации была процессом двобiжним. Параллельного к мероприятий, направленных на распространение украинского языка, предпринимались усилия уничтожить украинскую культуру, а с ней и язык »[4]. Дело может быть выяснена тем, что, очевидно, разные общественно-политические силы в Украине и вне ее должны разные концепции украинизации и действовали время однонаправлено, а порой — входили в конфликты, которые в конечном итоге и привели к трагической финала. Можно условно говорить о украинiзацiйнi «проект Сталiна- Кагановича» и «проект Скрипника-Хвылевого». По первым стояло московское большевистского руководство и чуть ли не большинство партийно-государственной верхушки в самой Украине, по второму — группа национально сознательных руководителей КП (б) У и молодая «советская» Украинская интеллигенция. Основные черты обоих «проектов» мы сейчас можем устанавливать, анализируя разрозненные цитаты и практические акции главных действующих лиц. Оба «проекты» выходили из необходимости и неизбежности построения социалистического общества в Украине и создание новой, «социалистической» украинской культуры; оба предусматривали энергичные «бiльшовицькi» действия для этого. Однако на этом сходство практически исчерпывалась.
«Проект Скрипника-Хвылевого» имел целью создания целостного, органического Украинский социалистического общества с целостной, органических, самостоятельным Украинской Социалистической культурой. Для этого нужно было, с одной стороны, «украинiзуваты» имеющиеся социалистические элементы (государственно-партийный аппарат и робiтництво), с другой — «соцiалiзуваты» удельные украинские элементы (творческую и научную интеллигенцию и крестьянство) i совместить все в единый национальный организм. Именно для этого «радянiзувалы» ВУАН, приглашали к работе в УССР такие чiльнi фигуры, как М. Грушевский, Винниченко, В.Стефаник. Только некоторые элементы старой украинской культуры (например церковь) не предоставлялись к такой интеграции и имели витiснятися ли лiквiдовуватися.
Зато «проект Сталина-Кагановича» следовал из идеи «коренiзацiи», то есть расширение социальной базы большевистской власти в неросiйських регионах, и сталинской концепции культуры в соцiалiстиичному обществе как «национальной по форме, социалистической по содержанию» — значит, все в украинской культуре, что выходило за «национальное окраса» общего для всего СССР содержания, не имело права на существование.
Московский режим, очевидно, не очень верил, что украинiзований пролетариата перевоспитает «дрiбнобуржуазну» Украинская интеллигенцию, а не наоборот. Еще небезпечнiшимы оказались для Сталина и его окружения новые i, стоит заметить, с каждым днем ​​все более обгрунтованiшi претензии украинцев на самостоятельность, пусть пока только культурную. Поэтому найенергiйнiшi здiйснювачi «проекта Скрипника-Хвылевого» (нарком образования Шумский, М.Хвилевий, экономист М.Волобуев, старое руководство ВУАН) регулярно подвергались острой критике ли преследованием. С началом тридцатых годов ситуация вообще резко ухудшилась — украинизации за «проектом Скрипника-Хвылевого» спiткав трагический конец.
8. «Культурная революция» и уничтожения украинской культуры
сталинской модели построения социализма, принята к энергичным выполнения в «год великого перелома» (1929), имела три ключевых направления: индустриализации, коллективизации деревни, культурную революцию. Во последней розумiлося «быстрое преодоление культурной вiдсталостi, подъем культурного уровня трудящихся, создание и расцвет новой по содержанию i формами социалистической культуры» [5].
Вне официально прокламируемыми, «культурная революция» в СССР имела и чисто практические цели — подготовку с крестьянской молодежи «кадров индустриализации», создание разветвленной системы массовой идеологической обработки населения. «Преодоление культурной вiдсталостi» практически означало примитивной «цивiлiзування» народных масс, прежде всего — сельских. По утверждению Уре, "одним из важнейших завоеваний культурной революции было осуществление в СССР всеобщего начального обязательного обучения, в осн. В годы первой пятилетки (1928-32). В ходе К.Р. устранялся разрыв между культурой города и села, между культурным уровнем работников умственного и физического труда.
« Зато создания» новой культуры "осуществлялось прежде всего путем уничтожения культуры старой — как элитарных, так i традиционной народной, тесно связанной с христианством. Национальная культурная тяглiсть и самобытность в этих условиях становилась лишней, даже вредным для дела социализма и мусiла исчезнуть, а в конечном счете обречены объявлялись национальные культуры вообще.
Нетрудно было заметить, что в рамки будущей "новой культуры» не вмiщувалася практически вся украинская культура, создалась к началу 30-х годов — i «старая», и «новая». Кроме того, главная прагматическая побуждение к официальной «украинизации» — завоевание на свою сторону крестьянства, — стала неактуальной; крестьянство начали «завоевывать» принудительной коллективизации, а затем — искусственным голодом.
Итак, пришло время массового уничтожения сначала старой, а впоследствии i новой украинской интеллигенции. Его начало знаменовал процесс «Союза освобождения Украины», Когда в 1930 году по-видимому сфабрикованному делу был осужден большую группу ведущих Украинских деятелей времен УНР во главе с академиком Сергеем Ефремовым.
1933 на Украине Сталин присылается Павел Постышев, что становится вторым секретарем ЦК КПУ, но получает диктаторськi полномочия и начинает массовые репрессии против крестьян, интеллигенции, части партийных кадров. Вскоре накладывают на себя руки самые известные «национал-коммунисты» — Николай Хвылевой и Николай Скрыпник.
репрессии охватили практически все сферы украинской культуры — науку, искусство, образование, религиозная жизнь, сельскую кооперацию.