Реферат на тему:

Донбасс — край украинского слова

Я рос на Донбассе в те времена, когда «Донбасс» — это звучало гордо. Впрочем, «Донбасс» всегда звучало и будет звучать гордо. Но немного по-разному. Тогда это была «Всесоюзная кочегарка», а фактически еще и всесоюзная литейная и всесоюзная кузница. Отсвет этого, умело созданного советской пропагандой почетного статуса падал якобы на каждого Донецка, и не один из моих сверстников чувствовал свою кажущуюся причастность к славе этого имени — Донбасс. Со временем приходило понимание того, какой дорогой ценой давалась эта слава и кочегарки, и рудные и литейные, и кузницы — ценой хищнического опустошения «подземных кладовых» донецкой земли, затруення атмосферы, жестокой эксплуатации рабочего люда. По металлургическими и машиностроительными гигантами, за монументальными пирамидами терриконов не каждый замечал дореволюционные «собачовкы», в которых десятилетиями ютились «гегемоны» и их семьи. По пропагандистским прославлением донецкого рабочих как передового отряда рабочего класса всего СССР терялась настоящая драматическая картина сталинских чисток и расправ с «врагами народа», а за гимнами «пролетарскому интернационализму» и проклятиями «украинском буржуазном национализме» — целенаправленное, и прямое, и скрытое, подавление украинской культуры, украинского слова.


http://bazuzu.ru/

Сегодня мы можем составить более полное и объективное представление о донецкую землю, все, что происходило на ней, и о славных, и о трагических страницах ее истории. Речь идет о целом потерянном пласт украинской культуры, украинского слова в Донбассе, а это — одна из причин, что давали возможность и на уровне официальной политики, и на уровне обывательского мнения создавать впечатление, будто Донбасс — «русскоязычный регион», потерянный для украинского языка.

На самом деле Донбасс не только давно привлекал внимание украинских писателей, — он и сам как украинский край, населенный преимущественно украинским населением (хотя гостеприимный и к переселенцам разных национальностей), дал много ярких талантов всей украинской культуре, в том числе и литературе. Особенно часто заколосилось украинском литературное слово Донецкой области в сутки национального возрождения начала XX в. и в двадцатых годах, когда осуществлялась так называемая «украинизация»: происходил переход на украинский язык образования, печати, книгоиздания и т. Этот короткий период относительно свободного национального развития, когда упали прямые запреты царских времен, показал, на что способны раскованные силы украинского народа во всех сферах культуры. И в Донбассе рождаются украинские газеты и журналы, украинские театры, обнаруживают себя талантливые поэты и прозаики. Но этот подъем напугало большевистскую власть, которая увидела в нем опасность «сепаратизма» и «национализма». Московское руководство объявило «национал-уклонистами» тех украинских коммунистов вроде М. Скрипника или О. Шумского, которые пытались хоть отчасти учитывать украинские национальные интересы. С конца 20-х годов усиливаются политические репрессии против украинской интеллигенции, а вместе начинается жестокая принудительная коллективизация на селе, совершенная устрашающим, умышленно организованным голодомором 1932—1933 годов, принесшего мученическую смерть миллионам крестьян. Все это было составной частью того, по определению историков, «большого террора», который сталинское руководство осуществляло по всему Советскому Союзу. А Украина был нанесен особенно тяжелый удар: это была месть за национально-освободительное движение и за сопротивление коллективизации.

Поэтому и в Донецкой волны репрессий, шли одна за другой, имели не только политическую, но и национальную «адрес». Это видим и на трагической судьбе украинских писателей Григория Баглюка, Саввы Божко, Льва Скрипника. Важно заметить, что по большей части репрессированы в тридцатые годы писатели (как и другие «враги народа») не являлись политическими противниками советской власти; более того, многие из них были активными борцами за нее и только постепенно, с опозданием освобождались от своих иллюзий. Некоторые из них даже верили в официальную версию о «вредителей», «диверсантов» и «врагов народа», которую власти выдвигала для оправдания террора, верили, пока сами не объявляли «врагами народа». Иллюстрацией этих трагических иллюзий может быть рассказ Григория Баглюка «Рассказ о подсудимого», в котором отразился, хотя и «смягчено», влияние мании вредительства.

Иначе сложилась судьба тех наших земляков-писателей, которые оказались в эмиграции на Западе — то после революции (как Никита Шаповал), то во время II мировой войны (как Эмма Андиевская, Леонид Лиман, Василий Гайворонский Виталий Бендер, Владимир Беляев). Вынужденная эмиграция, изгнания, потеря Родины — это тоже трагедия, но она, по крайней мере, дает какую-то компенсацию: возможность и на чужбине работать для своего народа в надежде, что когда-то она станет ему известной. Эта надежда, как видим, сейчас сбылась: свободная и независимая Украина открыла двери для своих сыновей и дочерей, которых тяжелые разбросало по всему миру. А среди них было много деятелей науки, культуры и искусства — ученых, художников, певцов, актеров, композиторов, писателей. Они создали большие художественные ценности, с которыми мы, в Украине, постепенно знакомимся. И надо сказать, что немалый вклад принадлежит здесь нашим землякам-дончанам. Особо следует отметить Эмму Андиевскую, которая занимает одно из ведущих мест в украинской поэзии и прозе, а кроме того, есть еще и талантливой художницей.

Еще один круг авторов — это так называемые «диссиденты», которые в 60-70-е годы подняли голос против советского лжесоциализма, выступая за демократию, права человека, права украинской нации. В своем творчестве они ломали тесные рамки «социалистического реализма» и достигали высот свободного слова, что уже и само по себе было вызовом тогдашнему миру ограничений, фальши и страха к тому же, и своей общественной поведением они утверждали независимость и преданность идее политического и духовного возрождения Украины. На первом месте здесь следует назвать, безусловно, Василия Стуса — поэта мировой меры и человека несравненной силы духа и жертвенности. Если бы Донбасс дал Украине только его — и тогда его вклад в нашу свободу и независимость был бы уникальным. Но он дал еще и Николая Руденко — талантливого поэта и прозаика, автора десятков замечательных книг, оригинального мыслителя и публициста, мужественного правозащитника; Иван Светличный, глубокого литературоведа и критика, вдохновителя движения «шестидесятников»; Алексея Тихого, неуступчивого обличителя неправды и защитника родного народа, с которым фарисейская система жестоко расправилась, как и с Василием Стусом, Иваном Светличным и многими другими; дал Донбасс Василия Голобородько — еще одного поэта мировой меры, должным образом оценены знатоками во многих странах и еще недостаточно оценен в нас.

Господи, гнева пречистого

умоляю — не имей за плохо.

Где не стоять — выстоя.

Спасибо за то, что малое

человеческая жизнь, хоть надеждой

дл его в века

Мнением тоску развею

чтобы был я всегда такой,

которым меня мать родила

и благословила в миры.

И хорошо, что не сумела

меня от беды уберечь.

В. Стус

.В предков дар, нараспев наше слово!

Ты заодно бытия зерно и плод!

Из-под тяжелых пластов чужой речи

Ты стало источником мне от ранних лет!

Так что мне чужие «Интернационал»,

Когда с веков доходит, как эхо,

Правдивая, чистая, родная, совершенная

Бессмертная песня о казаке Супруна

«Ой, не знал казак, ой, не знал Супрун,

А как славоньки зажить

Гей собрал войско, славное запорожское

Да пошел он орду бить.

Ох, и виведите меня, виведите

На Саур-Могилу,

Эй, чтобы мне, посмотрю-посмотрю

Я по моему Украины!»

В. Беляев

" Из цикла «Родина»

Вот вам и «русскоязычный Донбасс!»- Возвращаемся к теме, с которой начали. Донбасс действительно русифицируют не одно десятилетие, но убить его украинские корни, заилить его украинские источники не удалось. Мало того — именно тот больше, может, чем где-либо, давление русификации рожал и отчаянный сопротивление носителям национальной смерти.

А жизнь украинского слова в Донбассе никогда не прекращалось. В течение послевоенных советских десятилетий оно, украинское слово, тлея то там, то там, напоминало многим, кто они, и приобщало в Украину вопреки всем одурманивая обстоятельствам. Я почувствовал это и на себе. Окончил в 1949-м русскую школу, поступил в Сталинский пединститут на русскую филологию — ведь загипнотизированный был пропагандой «Русского приоритета» во всем. Но в душе жила неповторимая образная украинский язык — мамина, бабушкина, соседей. И звала в какие-то еще неизвестные глубинные украинские миры. Неужели этот язык «бесперспективно», речь, как многие говорили, невежественных мужланов? Но в Сталино, в отличие от своих ОЛЕНОВСКОЕ карьеров, где серая интеллигенция «стеснялась» украинского языка, я встретил журналистов и писателей, которые были ее патриотами, хотя, конечно, и не подчеркивали этого, чтобы не попасть в «националисты». Именно они — Андрей Пакля, Павел Байдебура, Виктор Соколов, Николай Непран и другие — дали мне незаметный первый толчок и повод задуматься об Украине и свой путь к ней, который был путаным и длительным, но все-таки привел к самосознанию. Это — о роли литературы и литераторов в поддержании национальной жизни. Были же в Донецкой российские поэты и прозаики — Владимир Труханов, Борис Радевич, Виктор Шутов и другие, но ближе к сердцу воспринимались украинском.

Для чего? Возможно, ради прощания

Меня вернула час последняя

На землю, из которой для рифм и мыслей

Жизнь моего утечка неровный ручей.

Душа моя тихо поет и плачет:

Единение со Вселенной —

первых, детское.

Вдруг просыпаюсь — детства нет:

Храпит и викашлюе грусть тюрьма.

М. Руденко

«В Донецке»

Конечно же, Донецкая для многих ассоциируется с фактами русскоязычной культуры, на поверхности жизни преобладает. Не отрицая и не игнорируя ее, важно одновременно опровергнуть до сих пор популярен миф о полной зросийщенисть, деукраинизованисть Донбасса. Миф этот парализует украинство вместо поддерживать его. Поэтому важно показать, что Донбасс — органическая часть Украины, что она делает не только огромный вклад в создание экономической мощи Украины, но и в ее духовность. Во всех жанрах современной украинской литературы Донбасса, его фольклоре, его живописи, музыке, театральном искусстве — вопреки всем неблагоприятным обстоятельствам проявляется творческая сила украинского народа. И здесь Донбасса есть чем гордиться!