единственная твердая истина заключается в том, что необходимо освобождаться от нездоровой страсти к истине «.
Постмодернисты исповедуют принцип» методологического ума «по всем» положительных истин ", установок, убеждений, которые существуют в западном обществе. Стратегия «законодательного разума» развеивается как авторитарная, заменяется стратегия. «ума интерпретирующего». Сама бесконечность мира предполагает (еще Ницше) бесконечное количество интерпретаций. Итак, постмодернисты отказываются от догматизма, четких границ. Зато в них появляется раздвоенность, многозначность, подвижность, творческое отношение к традициям, открытость.
Деконструктивисты (Лакан, Деррида и др.) выдвинули идею деконструкции как основного принципа анализа текста. Деконструкция (по Деррида) эквивалентна переконструирования. Одна из важнейших задач деконструкции — в выявлении внутренней противоречивости текста, в найденные в нем скрытых, незаметных не только для читателей, но и для самого автора, «остаточных смыслов», которые здесь имеются как наследство прошлых культурных практик.
Постмодернизм не возражает классические традиции, не конфликтует с ними, а стремится их использовать на новой теоретической основе. Для постмодернизма подражания реальности невозможно, поскольку он определяет, не одну, а множество реальностей, и ему присуща только «виртуальная реальность».
Образ постмодернизма
«Образ» как основная категория в классической литературе в постмодернизме заменена «симулякром».
Вы хотите узнать больше о Покрове? Вот сайт города покров покров.dp.ua
Симулякр — от лат. simylakrum — изображение, подобие, видимость. Природный мир заменяется его искусственной сходством, «второй природой»: реальность (вещь) — образом. Симулякры воспринимаются как объекты «третьей природы», они являются не сходством мира, а сходством его существующего образа.
По Бодрийара симулякр — это «псевдорич», что заменяет реальность постреальнистю путем симуляции, выдает отсутствие за присутствие, стирает различие между реальным и воображаемым, «сублимируя содержание в форму».
Для примера можно взять героя романа У. Эко «Имя розы» Вильгельма Баскервильского. Автор создает его, ориентируясь не на определенного человека реального мира, на что намекает и фамилия героя, а на искусственную конструкцию минимум по двум уже существующих образов: Шерлока Холмса Конан Дойла — знаменитого детектива — и Хорса Луиса Борхеса — известного писателя, бывшего директора Аргентинской Национальной библиотеки. Как видим, отсутствие отображаемой функции и искусственность — определяющие симулякра. Известно, что символом классической культуры является дерево как образ мира вообще. В ней все структурировано, иерархически упорядочены. Отсюда классическая иерархия ценностей, их качественные различия.
Символ постмодернизма
Символ постмодернистской культуры — ризома, лабиринт.
Ризома (от фр. Rhizone) — специфическая форма корня, не имеет четко выраженного центрального подземного стебля (по И. Ильин).
Книга — корень — новый тип эстетических связей, запутанная корневая система, в которой отдельные отростки, волосы, регулярно отмирая и заново отрастая, находятся в состоянии постоянного обмена с окружающей средой. Кроме того, ризома вмешивается в чужие эволюционные цепочки и образует «поперечные связи». Поэтому если мир — хаос (а именно таким его видят постмодернисты), то книга становится НЕ космосом, а хаосмосом, не дерево, а корневищем. У. Эко, создав самый популярный и «эталонный» образец постмодернистского романа, признался, что руководствовался резом как прообразом символического лабиринта, когда творил свой шедевр.
В резом нет части, которая была бы для какой-то другой части коренной или стержневой. Они равны между собой, отношения между ними постоянно меняются, как постоянно меняется структура ризомы. Здесь отсутствует деление на «левое — правое», «верх — них», «высокое — возвышенное», отсутствует смысловой центр, любая иерархичность, линейная однонаправленность. А потому и отношения между искусством и жизнью в этой культуре антииерархическую, непараллельные, бесструктурных, неупорядоченные.
Центральной категорией классической эстетики является прекрасное. В постмодернизме она остается, но меняется ее содержание. Прекрасным считается бессистемность, беспорядок корневища — ризомы. Здесь прекрасное — это сочетание нравственного с чувственным, красота ассонансов и асимметрии, красота экологическая и алгоритмическая, дисгармония как норма и тому подобное. Эстетизируется безобразное. Возвышенное замещается удивительным, трагическое — парадоксальным, миметичних — ироничным, немиметичного. Центральное место занимает ирония.
Ирония в постмодернизме
Ирония становится «радикально, самодосконалою игрой ...» (И.Хасан). Ирония, пародия, принцип игры — широко применяемые эстетические приемы постмодернизма. Ирония как игра с дефинициями, категориями, фактами, жанрам, стилям и др. порождает огромное количество иронических значений произведения, тогда как модернизм искал единственное, последнее, современное значение.
По мнению У. Эко, «ответ постмодернизма модернизму состоит в признании прошлого: поскольку его нельзя разрушить., его следует пересмотреть — иронично, буз наивности».
Чрезвычайная толерантность и открытость постмодернизма вселенной игры допускает диффузию больших стилей, эклектичное смешение художественных языков, уничтожение границ между традиционными видами и жанрами искусства, развитие тенденций синестезии, в основе которых лежит ирония. Итак, иронизм становится ответствующим смислотворчим и формообразующим принципом мозаичного постмодернистского искусства.
Отказавшись от классической системы эстетических ценностей, постмодернизм сделал сдвиг по направлению к большей толерантности, произвел новые отношения с массовой культурой. Антитеза «высокое — массовое» искусство не воспринимается постмодернизмом как актуальна. Массовое имеет такие же права в искусстве постмодернистов, как и высокое, обычное, гуманистическое. Что является касается отношения к человеку, гуманизма, то постмодернизм делает акцент на экологии самой жизни, условиях и факторах выживания не только отдельного человека, а всего человечества или его части.
Постмодернизм — один из наиболее значимых художественных направлений ХХ в.
Постмодернизм как мироощущение
Умберто Эко в статье «Постмодернизм, ирония, интерес», помещенной в цикле, названном писателем «Заметки на берегах» Имени розы «, отмечает:» Должен сказать, что я сам убежден в том , что постмодернизм — не фиксировано хронологическое явление, а некий духовное состояние, так сказать kunstwollen (художническая воля) — подход к работе. В этом смысле правомерна фраза, что любая эпоха в определенный момент подходит к грани кризиса ... "Эта мысль может быть отправной точкой в ​​наших размышлениях о постмодернизме.
Действительно, постмодернизм — это прежде всего особое мировосприятие, духовное состояние, что характеризуекризову эпоху. Для этого состояния характерны чувство разочарованности, растерянности, отчаяния, исчерпаемости бытия. Постмодернизм не оставляй никаких надежд, он свидетельствует кризисные моменты в развитии общества и человека, которые, по образному выражению У. Эко, «находятся на самом краю пропасти». Дальше уже идти некуда. Человеку, оказавшемуся на ее краю, открывается совсем в другом ракурсе жизни и смерти, само существование, которое и подводит ее к этому ужасного состояния. И поскольку любой реальный шаг по направлению к себе, заглянуть в себя, взглянуть на себя и мир с позиции этой предела. И этот взгляд, открывает всю неприкрытую правду неупорядоченного до сих пор должным образом не устроенного человеческой жизни, лишенного высокой цели, духовного смысла.
У. Эко рассуждает: "Если