Реферат на тему:
Медицинская этика: принцип биоэтики, принцип «не навреди».
Принцип биоэтики.
Рассмотрев в первой главе генеза биоэтической мысли, можно сделать следующий вывод: биоэтика, прежде всего, является попыткой создания особого систематического мышления, направленного на анализ различных вмешательств человека в медикобиологических процессы. Однако перед этим мышлением стоит задача — выявить такие ценности и нормы, которые должны регулировать не только поведение человека, но и вмешательства науки и техники во все проявления жизни.
балок
То есть речь идет о выработке основных принципов биоэтического суждения.
Но это нелегко сделать. Во-первых, существенным становится пренебрежение произведенных тысячелетиями европейских ценностей и норм. Вспомним, приведенную Ортегой и-Гассета историю о цыгане, который пошел исповедоваться, но совестливый священник сначала спросил его, знает ли он заповеди. На что цыган ответил: «Присяйби, батюшка, я хотел изучить их, и прошел слух, что их должны отменить».
Подобным является положение в современном мире. Идет молва, что европейские заповеди уже неважные, и таким образом люди — единицы и народы — пользуются случаем, чтобы зажить без законов. Ибо вне европейскими законами не было других (; с.99). Так, европейские заповеди теряют свою силу. Но в этом, возможно, и состоит задача биоэтики, чтобы возродить их, подняв на новый более качественный уровень.
Во-вторых, все сегодня согласны с тем, что перед науками о жизни необходимо ставить этические требования. Однако не все приходят к единому формулировки этических норм или теоретического обоснования этических суждений. В течении многих веков в европейской культуре формировались, заменяя друг друга, различные моральные принципы, правила и рекомендации. Поэтому, учитывая всю многообразие существующих этических теорий, как правильно отмечает Б.Юдин, было бы просто глупостью надеяться на обнаружение такого принципа или группы принципов, который бы удовлетворил всех
(1; с.5). Внутри биоэтики существуют различные этические критерии, которые нелегко
примирить между собой, поэтому речь может идти только о «формальные правила,
основанные на принципе терпимости любой этики» (2; с.45).
В биоэтической практике действует целый арсенал различных этических правил и принципов: утилитарных, деонтологических, теологических, виртуальных, которые очень часто противоречат друг другу. Представители утилитарной и деонтологической этики (главных направлений биоэтики) следуют не только различных принципов, но и различных философских и мировоззренческих основ этих принципов. Различия этих направлений сосредотачиваются на линии «полезное — должное». Но даже в этом случае прагматикам и идеалистам не удается четко разграничить основы своих теорий, удостоверяющий их постоянное апеллирование к «общих» положений: открытости, интуиции, естественного права человека, традиции и др.
Долгое время в англоязычной литературе по биоэтике царил принципиальський подход, который использовал только два принципа — принцип благодеяния и принцип справедливости. Но со временем этот подход подвергается острой критике, что привело к появлению других подходов. Так, английский философ Р.Вич к первостепенных принципов, действующих в биоэтике, к уже известным принципов благодеяния и справедливости, причисляет автономию личности, честность, стремление избежать человеческой смерти. Т.Богамп и Дж.Чилдрес называют такие первичные принципы как автономия, «не навреди», благотворительность, справедливость (4). Франкена говорит о принципе справедливости, принцип равноправия и принцип милосердия, который обязывает нас способствовать всеобщему благу, предотвращать вред и творить добро.
Важно отметить, что характер выбора и объединения любых принципов как основных для современной этики будет иметь эмпирический характер.
Мы остановимся на широко известной концепции американских специалистов в сфере биоэтики Т.Богампа и Дж. Чилдреса, потому что именно их концепция, по словам Б.Юдина, позволяет в систематической и понятной для восприятия форме изложить этические принципы биомедицины (; .с. 5). Кроме того, именно эти принципы прозвучали на IV Всемирном конгрессе по биоэтике (Токио,
1998г.):
 — Признание автономии личности, права человека самому решать все вопросы, касающиеся ее именно, психики, эмоционального состояния. Все разновидности процедур должны осуществляться при условии информированного согласия личности;
 — соблюдать принцип справедливости — равного способа к общественным благам. Прежде всего это касается здравоохранения и технологий, если они используют общественные средства, права налогоплательщиков на равную долю необходимых для нормальной жизни средств из общественных фондов;
 — соблюдать Гиппократовская «не навреди»;
 — придерживаться расширенного указанного принципа Гиппократа: "не только не навреди, но и сотвори благо».
Однако и эти принципы могут показаться утопистичнимы, как сегодня.
Дело в том, как правильно отмечает Киселев, биоэтическую конкретику почти невозможно «втиснуть» в определенный биоэтический «кодекс». Запреты здесь проявляют свою неэффективность, особенно, если учесть процесс довольно-таки специфической коммерциализации современной медицины, в том числе и науки в целом. Именно поэтому к решению таких биоэтических проблем как эвтаназия или трансплантация следует отнестись осторожно и взвешенно. Такого класса проблемы не решаются раз и навсегда. Биоэтика на этот счет есть скорее не сферой нормативно-теоретического знания, а логикой осмысленного прецедента, причем каждый прецедент биоэтики происходит в экстремальной ситуации — Что же кроется за биоэтическими принципами?
Принцип «не навреди».
Принцип «не навреди» является древнейшей формой медицинской этики. На латыни он звучит как «primun non nocere», что переводится на украинский язык как «прежде всего — не навреди». Для биоэтики он является весьма важным, поскольку затрагивает сферу моральной ответственности ученых,
медработников.
В деонтологическими литературе принцип «не навреди» относят к медицинской этики Гиппократа. Однако следует отметить и то обстоятельство, что этот принцип не является четко сформулированным в трудах Гиппократа. его происхождения, по мнению Богампа и Чилдресс, слишком нечетким (4; с.97).
Гиппократ совершил своеобразную реформу в медицине: он, согласно Цельсу, «первым отделил медицину от философии» (; с.8). Отстаивая суверенитет медицины, он остро критикует врачей-философов, которые заботятся не об здоровья человека, а ищут сущность человека и всю совокупность элементов, составляющих ее, и, главное, пытаются перенести метод философии в медицине, не видя, что в медицине уже давно все есть; в ней найдены и основа, и метод «(7; с.147). Этим методом, по мнению „отца медицины“, является метод проб и ошибок, который является эффективнее философский, поскольку помог медицине сделать много открытий.
Большинство исследователей выводят принцип „не навреди“ из знаменитой „Клятвы Гиппократа“ (см. приложение). „Клятву“ условно можно разделить на четыре раздела:
1) вступление — обращение к божеству, характерное для той эпохи;
2) раскрывает обязанности врача перед его учитель, коллегами и учениками;
3) охватывает собственно терапию, обязывает врача не совершать определенных действий — давать яд, делать аборт, сексуальные злоупотребления; сохранять врачебную тайну;
4) заключение, которое указывает на последствия выполнения или невыполнения клятвы.
Собственно, только третий раздел обосновывает нравственность поведения врача,
исходя из принципа, который позже будет сформулирован как принцип »не
навреди». В «Клятве» читаем: «Я направлю режим больных для их пользы согласно моим силами и знаниями, воздерживаясь от причинения вреда и несправедливости».
Следует отметить, что в «Клятве» в первую очередь описываются обязанности