убедиться жители Киева, Львова, Запорожья, Днепропетровска, Черкасс, Харькова и Полтавы [14].
Конечно, украинская антреприза гораздо дешевле, чем представления гастролеров из ближнего и дальнего зарубежья. Так, билеты на спектакль «О мышах и людях» и «Белая ворона» Театральной компании "Бенюк и Хостикоев» можно приобрести минимум за 25 и максимум — за 200 грн. А представления заезжих гастролеров, в среднем, стоят от 200 до 1000 грн. Конечно, позволить себе такую ​​роскошь может не каждый поклонник театрального искусства. Но, как ни странно, очень часто зритель готов заплатить за билет огромную сумму денег только потому, что на афишах написано популярное сегодня имя заезжей знаменитости.
Объявления в Липецке
Хотя, не всегда уровень многочисленных московских антреприз, демонстрируемых киевлянам и гостям нашей столицы, оправдывает ожидания публики [5].
Тем не менее, как было отмечено, Украинский антреприза с каждым годом приобретает новые обороты, хотя, по мнению искусствоведов, пока трудно говорить как о ее успехах, так и о неудачах — опять же из-за неразвитости самой антрепризы и ее конкурентной среды. В частности, попытки Хостикоева-Бенюка заслуживают уважения. Они утоляют тоску по добру, альтруизмом, простым человеческим чувствам, которые становятся все большим дефицитом. Однако их антреприза по художественным законам, себе предназначенными, ничем не отличается от того же репертуарного театра и не далека от игры в "театральный семейный клан», что, конечно же, подогревает интерес к спектаклю и является частью пиара. Однако самый интерес балансирует порой на грани естественного любопытства в отношениях с кумиром и своеобразным эффектом замочной скважины. Однако антреприза может стать тем свободным полем искушения, где риски вознаграждаются сторицей [15].
Также следует отметить, что, несмотря на развитие и популярность отечественной антрепризы, ведущую роль в театральном деле продолжают играть репертуарные театры. По мнению искусствоведов, они, кроме чисто формального перехода на контрактную систему и радикального уменьшения финансирования (социальная же структура зрительного зала не позволяет получать существенную прибыль от кассы), они не получили необходимых изменений в соответствии с требованиями времени [10].
Реальный переход на работу по контракту с принципиально другим расчетом затрат рабочего времени и реального вклада в общее дело создания полноценного рынка труда, финансирование проектов, а не театров в целом — дела будущего [10].
Это состояние — результат не только инертности и незгуртованости самых деятелей театра в отстаивании собственных интересов, — считает театровед Г. Липковская, — а в значительной степени — результат государственной политики, точнее — отсутствия в этой политике четких установок и приоритетов. Ответственные органы направляют свои усилия, прежде всего, на довольно искусственное поддержание существующей ситуации вместо реформирования театрального дела, потребность в котором, безусловно, уже давно назрела [10].
Социально-культурный и творческое развитие каждого театра зависит от качественного состава его коллектива, творческих способностей и мотиваций работников, их призвание и признание. Все это обеспечивает эффективность театральной деятельности. Ее составляющими являются адекватная мотивированность выбора профессии и соответствие ей способностей, достаточно выраженное и реализовано профессиональное призвание, обеспечения творческого роста молодого поколения художников [3].
Важным профессионально-творческим показателем театральной культуры является определенность творческой позиции театра в его репертуарной линии, целостности художественной программы. Здесь следует отметить, что анализ деятельности украинских театров (как в 90-е годы, так и в начале ХХ в.) Свидетельствует об отсутствии единой концепции по формированию репертуара. Здесь в большинстве украинских театров преобладает традиционализм ценностных ориентаций, наблюдается почти полное отсутствие современной украинской драматургии [3 16].
Репертуарная политика театров за годы независимости, с одной стороны, претерпела кардинальные изменения, с другой — осталась в русле тенденций, возникших именно в результате общественных катаклизмов второй половины 1980-х годов. Именно в конце 80-х — начале 90-х театр пытался выйти на передовые рубежи общественного мнения в переосмыслении исторического пути развития страны, следовательно, обратился к ранее запретных тем, проблем, к драматургии (точнее — литературы), отложенной когда «в ящики» или родившегося уже в новые времена, преимущественно «чернушного» по характеру. А поскольку чисто украинской «отложенной» литературы оказалось немного, то театры обратились к российским источников [10].
Именно в таком репертуаре отчетливо проявлялось желание театров оказаться «на острие времени», имея при этом успех у зрителей, который тогда этот репертуар обеспечивал. В дальнейшем волна «чернухи» и социально-исторического ревизионизма отошла, и современная российская драматургия заняла в репертуаре театров Украины (даже русскоязычных) достаточно скромное место [10].
Развитие театра, как известно, зависит от общественных условий, при которых он функционирует. Известный российский драматург Э. Радзинский считает, что «театр — искусство времен тоталитаризма, потому что как раз тогда оно расцветает, потому что заменяет всю общественную жизнь». Сегодня театр пытается найти свое место в рыночных условиях, различными средствами приспосабливаясь к новой реальности, стараясь не потерять своих творческих позиций, которые неизбежно трансформируются. Постоянные ссылки на то, что спрос формирует предложение, верны лишь частично, так как характер предложений, уровень творческих решений обратно формирует сам спрос на них [11].
Надо указать и на феномен классической драматургии, потому что именно классика начинает играть все более важную роль в театральной жизни Украины XXI в., а общество с огромным интересом следит за характером диалога «театр — классика» и по его результатам. Об этом свидетельствуют и цифры увеличенной заполняемости зрительных залов, и то, что треть сводной репертуарной афиши театров Украины составляет мировая и отечественная классика [17].
Эта судьбоносная заинтересованность общества классикой вполне понятно, — подчеркивает искусствовед В. Неволов, — потому что, как известно, мы обращаемся и следу допрашиваем прошлое для того, чтобы оно объяснило нам, что же происходит сейчас и, хотя намекнул на будущее.
Как уже отмечалось, проблема современного прочтения классики давно была ключевой. Окрашиваясь цветами новой эпохи: и тогда, когда голос древнего автора переходила в «созвучность борьбы за независимость», и тогда, когда открывали общечеловеческий смысл классики, и даже тогда, когда ей отводили место «многоуважаемой шкафа», постоянно возможности художников определялись и определяются не только их талантом, но и реальными потребностями времени, общим уровнем современной культуры [17].
Следует также помнить, что сегодняшний поход украинской режиссуры по классике не является явлением